Press

Дизайн-Бюро

Robb Report

«Главный ориентир в работе над объектом, будь то частная вилла, самолёт или коллекция багажа — полное понимание желаний заказчика, его представлений о красоте, комфорте и функциональности. Выбирая лучшее из лучшего, группа Alter Ego отвергает банальность и стремится к совершенству»

© Юлия Д. Лантьери — генеральный
директор проектной группы и элитной
студии интерьера Alter Ego

Robb Report

Креативное бюро, которое Вы возглавляете, в прошлом году отметило первый юбилей — 10 лет. Вы работаете в различных областях: девелопмент, архитектурное проектирование и дизайн интерьеров, промышленный дизайн, оформление яхт и самолётов, прямые поставки мебели и предметов декора. А с чего всё началось?

Лет 12 назад я начала строить дом и долго искала компанию-подрядчика. Со многими встречалась, общалась, пересмотрела все предложения на рынке, но так и не нашла людей, которым могла бы довериться. Я знала точно, чего хочу, но подобных или даже отдалённо похожих вариантов не было. Тогда я решила (вернее, мне пришлось) всё делать самой. Попробовала — получилось, потом завершила стройку родительского дома, помогла друзьям… В нулевые на рынке ниша качественных услуг для требовательных заказчиков в принципе пустовала. Вот тогда я и задумала создать свою компанию, в которой работали бы умные, молодые, креативные архитекторы и декораторы, умеющие создать приятную и абсолютно творческую атмосферу. Потом — снова удача, счастливый шанс. Мои друзья, девелоперы, решили построить очередной посёлок в ближайшем Подмосковье и обратились ко мне с предложением создать его мастер-план, а также реализовать несколько домов «под ключ», т. е. выполнить все этапы работ: от проектирования до строительства и отделки.

У Вас специальное образование?

Тогда его ещё не было, но я пошла учиться в МАРХИ, потому что без специальных знаний сложно заниматься архитектурой и строительством профессионально. Параллельно собирала команду и в итоге создала свою компанию. Мой партнёр — человек удивительный! Вячеслав Лабзин — архитектор, тоже окончил архитектурный институт, потом преподавал там 10 лет, совмещая преподавание с творческой практикой. В тот же период он увлекся графикой и создал замечательную коллекцию эзотерических работ в стиле романтического символизма, на покупку которых неоднократно поступали заявки из аукционных домов Sotheby's, Christie's и других.

Вы никогда не хотели заниматься только творчеством?

По натуре я управленец, мне это интересно. Это тоже творчество, поверьте! Мы начали с мебели, ездили по выставкам, знакомились с представителями фабрик, собирали портфолио, выстраивали отношения с поставщиками. Года два ушло только на то, чтобы создать свою проверенную базу. Нужно было найти фирмы, которые не только торгуют своим именем, но и имеют собственное производство, а потому гарантируют качество. Конечно, пришлось столкнуться с огромным количеством проблем, но наша въедливость себя оправдала.

Robb Report

У любого бизнеса есть оборотная, не всегда радужная, сторона. В этом тоже пришлось убедиться?

Конечно, к примеру, когда мы заказали диван за $50 тыс. у одной известной марки и захотели приехать на производство, оказалось, что делают его вовсе не в Италии, а в полуподвале в Китае — и дерево не то, и качество отвратительное. Потому-то мы и потратили столько времени, чтобы отыскать только самые лучшие фабрики и самых надёжных партнёров.

Robb Report

Вы предпочитаете работать с итальянскими поставщиками, почему?

На мой взгляд, итальянцы — лучшие пиарщики, зачастую немного преувеличивающие свои способности, но тем не менее, они являются ведущими мировыми дизайнерами и основателями всех тенденций. Лёгкие и креативные. Если грамотно выстроить отношения и проводить своевременный контроль, то они быстро реагируют, улавливают малейшие нюансы и готовы предложить решение даже в самой, казалось бы, безвыходной ситуации.

Какие направления развивает сейчас ваша компания?

Мы начали с дизайна и декорирования, потом занимались архитектурными проектами, потом — девелопментом, в том числе и за рубежом. Мы развивались вместе с нашими клиентами. Скажем, строили дом по специальному заказу в России, обустраивали его, меблировали, а позже клиент, купив недвижимость в Лондоне, именно нас приглашал её декорировать или перестраивать. Так же и с яхтами, самолётами — да с чем угодно. Так, год за годом мы учились и осваивали новые для себя направления.

Robb Report

Понятно, что клиенту удобней общаться с одной компанией, а не связываться с множеством разных. Как Вы думаете, почему выбирают именно Alter Ego?

Так получилось, что мы работаем с высокостатусными клиентами. И обычно мы — не первая компания, с которой они сталкиваются, реализовывая тот или иной проект. Мы никогда не говорим, что мы единственные и лучшие. Мы просто хорошо работаем, готовы тратить время, силы, нервы, переделывать по многу раз, если клиент чем-то недоволен, исправлять ошибки, а не «забалтывать» свои огрехи. Всё гладко не бывает — есть чересчур капризные заказчики, но мы работаем над тем, чтобы все в итоге остались довольны: и мы — проделанной работой, и заказчик — результатом. Наверное, поэтому к нам и возвращаются — отношения уже выстроены, мы уже понимаем друг друга с полуслова. И потом мы знаем, как добиться качества; знаем, что это не просто и не быстро. Мы готовы тратить нервы и деньги, потому что понимаем, каким должен быть результат. Для этого нужно было проделать весь этот путь — ошибаться и работать над ошибками. Сейчас мы уже можем назвать себя и опытными, и закалёнными.

Какие из проектов или заказчиков запомнились Вам более всего?

Мы работаем строго конфиденциально — не можем ни имён называть, ни готовые работы показывать. Одно могу сказать — мы вкладываем в дело душу, а потому обсуждения проектов иногда проходят весьма эмоционально. Были случаи, даже ругались — давали себе слово, что никогда не будем работать с этим клиентом, да и он, казалось, ненавидел нас. Но спустя полгода человек снова появлялся на пороге офиса, и мы начинали новый проект. Бывает и наоборот. Помню, муж втайне от жены делал ей подарок — строил дом с полным декором и меблировкой, при этом доверившись нам абсолютно. Но полная свобода творчества оказалось подарком для нас, но не для его жены. Оказывается, она хотела не просто получить дом, а самой заняться его обустройством.

Я знаю, что у Вас появился новый проект — модный бренд. Это одежда или аксессуары?

Да, мы зарегистрировали ещё одну компанию — в Италии. И одежда, и аксессуары, и багаж. Но об этом пока говорить рано.

Как планируете развиваться дальше?

Будем развивать сеть ателье персонального дизайна — в Париже, в Лондоне, в Милане, в ОАЭ, Гонконге. В Саудовской Аравии — наш дизайн пришелся по вкусу членам королевской семьи.

Не боитесь конкуренции?

Я бесстрашный человек, но конкуренты, действительно, сильные. Ведь где черпают вдохновение гиганты индустрии? В маленьких фирмах, которым часто не хватает сил на развитие — им проще продать идею. Я тоже была готова свести функцию компании к лаборатории идей, но потом твёрдо решила — нет, всё буду доводить до конца.

Вы пару раз упомянули слово «нервы» — работа действительно нервная?

Когда дизайнер выкладывается целиком, это уже на грани нервного срыва. Идея захватывает его, он становится её рабом, заложником. Или работа с заказчиком — контакт 24 часа в сутки… Гораздо проще выпускать, к примеру, люстры. И продавать их: кому нравится — купит, кому нет, будет искать дальше. А наша задача — творить идеи, искать и делать то, что в итоге должно понравиться заказчику. Сложно, зачастую менеджеры после сдачи проекта берут больничный. Но потом с новыми силами берутся за новый проект. Важно главное: нам всем очень нравится наша работа.